Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Бои под Киевом идут там же, где и в 1943 году, когда город освобождали от фашистов

16 марта 2022
2 311

Бои под Киевом идут там же, где и в 1943 году, когда освобождали город от фашистов

«Если в 1943-м как-то справились, то и сейчас сдюжим»
«Дивизии 51-го стрелкового корпуса ведут бои за расширение плацдарма. 240-я стрелковая дивизия полковника Уманского подошла с боями к селу Лютеж. Село находится над поймой реки на высоте свыше 50 метров и было сильно укреплено врагом. Кровопролитные бои шли и южнее Лютежа, где противник ввел в бой танки…»
Воспоминания участников операции по форсированию Днепра и освобождению Киева сегодня читаются как современные сводки с фронтов. Бои сегодня идут там же, где в 1943 году деды и прадеды нынешних бойцов российской армии били фашиста, отодвигая его от Киева на Запад. С той лишь разницей, что сегодня одна из группировок армии РФ идет к столице Украины с западной стороны. А вот населенные пункты, у которых проходят самые кровопролитные бои, – те же самые: Лютеж, Синяк, Старо-Петровцев. Именно на Лютежском плацдарме почти 80 лет назад ценой тысяч жизней советских солдат решалась судьба Киева.
В тех далеких атаках, когда батальоны форсировали Днепр и вгрызались в землю, чтобы расширять плацдарм, конечно, участвовали и предки солдат ВСУ. Но потомки удивительно быстро забыли их подвиг, запретили Знамя Победы, «декоммунизировали» одного из освободителей города – генерала Ватутина, и повесили таблички с именами нацистских коллаборационистов. Сегодня боевики нацбатов и армия Украины сидят на тех же позициях, что и фашисты 79 лет назад.
– Это очень мощные укрепрайоны с подземными сообщениями, с мощными бетонными стенами, – рассказывают российские десантники, участвующие в наступательной операции. – В некоторые ниши под землю могут уходить сразу по четыре единицы техники. Когда начинается обстрел, они просто прячутся, потом вылезают и бои разгораются снова. Но ничего, если в 1943-м как-то справились, то и сейчас сдюжим.
Российские десантники ведут огонь по позициям ВСУ
Из архивов для российских военных подняли схемы расположения фортификаций Лютежского рубежа, по которым командование, опираясь на разведданные, планирует наступательную операцию на этом участке.
Накануне российские десантники захватили опорный пункт националистов и иностранных наемников на подступах к Лютежу – в городке Гута-Межигорская. В качестве трофеев им достались 10 американских противотанковых ракетных комплексов «Javelin», один из которых я и верчу в руках на пункте управления, куда доставили ПТРК. Массивный опломбированный контейнер, внутри – сама пусковая установка, которая удобно ложится в руки и доступна оператору даже с самыми средними физическими данными. Как и другое трофейное оружие, этот ПТРК будет передан подразделениям армии ЛДНР.
– На одном из участков нашим подразделениям удалось форсировать реку Ирпень, – говорят офицеры, снова называя топонимы из боевого прошлого. – Закрепились на том берегу, будем расширять там плацдарм. Сейчас артиллерия работает в их интересах.
Изъятые у украинских националистов под Киевом комплексы «Javelin»
Работа артиллерии
Вместе с бойцами выезжаем на позиции. В считанные минуты десантники разворачивают батарею 122-мм гаубиц Д-30.
– У них на том берегу постоянно находится дежурное артподразделение. Под них работает американская система контрбатарейной борьбы, – поясняет сопровождающий офицер. – Очень быстро и четко определяет, откуда мы стреляем. И тут уже настоящий спорт – кто кого обгонит. Пока счет в нашу пользу.
На горизонте в небо поднимаются черные клубы дыма. Кажется, они никогда не рассеиваются. По ним легко определить направление на аэропорт Гостомеля. Уже три недели десантники держат там оборону под постоянным артиллерийским обстрелом. Каждый метр аэродрома пристрелян, и парни просят лишний раз к ним без надобности не приезжать. Каждый визит провоцирует украинскую артиллерию на новые залпы.
– У противника – минометы, реактивные системы залпового огня «Град», а также западные образцы артиллерийского вооружения, например гаубицы хорватского производства, – говорит командир гаубичного взвода старший лейтенант Павел Пономаренко. – Ну и самодельные устройства на базе пикапов. Это реактивные системы и минометы. Много добровольных батальонов из числа «партизан» заходят с леса, с тыла, и ведут огонь.
Приходится постоянно перемещаться. На одном месте не сидим. Потому что они катаются, беспилотники запускают, отслеживают нас, приходится маневрировать. Артиллерия в условиях современного боя требует маневренности.
– Вы понимаете, где гражданские объекты?
– Конечно, все цели сопровождает наша разведка, беспилотники, арткорректировщики.
Павел выучился на артиллериста в учебном центре в Тольятти, закончил его в 2014 году. Служил на Северном Кавказе, затем перевелся в ВДВ. Сейчас служит в артиллерийском полку 106 гвардейской воздушно-десантной дивизии в Наро-Фоминске.
– Настроение у ребят нормальное, задачи все выполняют, – говорит он о своих подчиненных.
– Они понимают, для чего это все?
– Конечно понимают, что современная политическая обстановка такова, что нам невыгодно, чтобы Украина вступила в НАТО, и на наших границах появились американские ракетные системы. Плюс Донбассу надо помочь, решить вопрос с националистами и наемниками. Наши разведчики задерживали и поляков, и ливийцев. Поэтому Владимир Владимирович и объявил операцию по принуждению к миру.
– Дома ждет кто?
– Жена. Аня, привет, я тебя люблю!
Расчеты готовы, звучит команда: «Беглым, огонь!»
Огонь ведется не более пяти минут и заканчивается также резко, как начался. Бойцы быстро складывают гаубицы и цепляют их к подъехавшим грузовикам. Кажется, артиллеристы со своим железом готовы к перемещению быстрее, чем мы, журналисты.
Уезжаем вслед за колонной, не дожидаясь ответного огня. Навстречу идут колонны с танками и крупнокалиберной артиллерией – на Лютежский рубеж.
Александр КОЦ
Поделиться: