Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Тайные страхи киевского режима

26 февраля 2015
2 803
После поражения вооруженных сил Украины в районе Дебальцево киевский режим признал свою военную недееспособность, однако стал при этом еще опаснее, считает Владимир Лепехин.
Площадь Независимости в Киеве

Владимир Лепехин

В понедельник лидер ДНР Александр Захарченко заявил, что Киев фактически признал капитуляцию. Однако капитуляция режима не означает, что он стал менее опасен. Напротив, как загнанный в угол негодяй, этот режим становится готовым на все.

Порошенко все больше похож на Саакашвили

Помните кульминационный момент войны Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года? Когда Михаил Саакашвили, в момент общения с западными журналистами в Гори услышал звук якобы приближающего российского самолета? Весь мир увидел президента Грузии в положении панического бегства от мнимой опасности.

Похоже, Порошенко после сдачи Дебальцево тоже оказался в положении низкого старта в преддверии панического марш-броска за пределы Незалежной.

 

Новые настроения в киевском руководстве на днях чутко уловили авторы статьи "Drei Szenarien für die Zukunft der Ukraine" в немецком журнале "Фокус", по мнению которых, "Порошенко не может позволить себе продолжить войну и дать отпор ополченцам".

В минувшую пятницу в киевских СМИ был опубликован президентский указ о введении в действие решения СНБО Украины "О чрезвычайных мерах противодействия российской угрозе и проявлениям терроризма, поддерживаемым Российской Федерацией", суть которого состоит в переходе от войны с ДНР и ЛНР к террору против населения Украины как таковой.

Достаточно изучить названный документ, чтобы убедиться: Киев не знает, как победить в развязанной им войне. Так что, решение СНБО "О чрезвычайных мерах…" — это документ о том, как спастись от скорой и неминуемой сдачи Киева разгневанным ополченцам.

В самом деле, в документе нет ни одного пункта, в котором бы органам власти предписывалась реализация мер, направленных на продолжение военных действий непосредственно на территории Донбасса. Оно состоит из положений, касающихся организации противодействия паническим настроениям на Украине и общей дезорганизации систем управления страной в контексте нарастающих внутренних угроз действующей власти.

В частности, правительству поручено "принять с участием Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания неотложные меры по пресечению российской информационной агрессии", а также "активизировать информационно-разъяснительную работу с целью нейтрализации опасного влияния Российской Федерации на общественно-политическую ситуацию на Украине".

Заметим, что проект решения СНБО был подготовлен 25 января, а подписал его Порошенко 14 февраля — после Минской встречи глав четырех государств. То есть, по сути, пораженческие настроения посетили Киев еще до разгрома войск ВСУ в районе Дебальцево.

Таким образом, минские соглашения не только не изменили капитулянтской позиции руководства Украины, но, напротив, только усилили их и, как мы полагаем, содействовали "сливу" Киевом своих воинских подразделений под Дебальцево.

Страх разоблачения

После принятия минских соглашений вместо того, чтобы — опираясь на достигнутые в Минске договоренности — начать вытаскивать страну из той пропасти, в которой она оказалась, Киев взялся за реализацию в темпе вальса президентского указа от 14 февраля.

Первым делом украинские власти составили почти полный список российских СМИ, подлежащих лишению аккредитации при государственных органах Украины, и в минувшую субботу передали его в Верховную Раду. И тотальное закрытие информационного пространства — первый и очень четкий симптом начавшейся в украинском руководстве паники. Информационная самоизоляция — ярчайшее свидетельство того, что любой шорох (в данном случае шорох какого-либо неподконтрольного режиму СМИ) вызывает у режима панический страх. Это свидетельство того, что Киев совершенно неспособен противостоять правде. Точнее, способен противостоять объективной информации только одним способом — закрытием и последующим искажением медийного пространства.

Тут сразу вспоминается известный анекдот советских времен, когда Брежнев предложил в остановившемся перед разобранными рельсами поезде закрыть все окна и включить магнитофон с записью стука вагонных колес движущего в коммунизм состава. Украина, политики которой любят представлять Россию отсталой и варварской, всегда была любимицей многих советских руководителей, а потому — самой "совковой" территорией СССР. И потому именно в этой стране оказалось возможным — проще, чем где-либо — закрыть окна и привести в действие "информационный шум", создающий иллюзию движения украинского поезда в светлое будущее, на сей раз — в "цивилизованную Европу".

Неадекватное восприятие реальности — это классическое состояние любой тоталитарной секты, адепты которой живут в сформированном пастырями мире. На первом этапе украинской "евроинтеграции" баптистскому пастору Турчинову, сайентологу Яценюку и их соратникам по превращению цветущей страны в неонацистскую секту, удалось навязать народу иллюзию движения Украины в "новый коммунизм" — "свободный и прекрасный Евросоюз". Но сегодня, когда эта иллюзия начала разрушаться не только под ударами нескольких тысяч доведенных до отчаяния ополченцев, но и под холодным душем прагматичных заявлений западных политиков, не собирающихся тратить на Киев время и деньги, режим вынужден в срочном порядке состряпать и навязать украинцам новую мифологию.

Страх неотвратимого наказания

Новой мифологией становится "угроза оккупации Украины российской армией". Посему ставится задача превратить страну в осажденную крепость, которая должна продержаться до прихода освободителей из НАТО (до начала поставок американского оружия, до ввода на Украину миротворцев ООН, до начала российского майдана и т.п.)

Вот почему все пункты названного выше решения СНБО направлены не на борьбу с внешним противником или принуждение Донбасса к миру, но на ужесточение контроля за ситуацией внутри страны, на предотвращение — жесткими способами — начавшегося разложения власти и бегства населения в ненавистную Россию.

Решением СНБО предлагается, в частности, "усилить контроль за соблюдением порядка регистрации места жительства и места пребывания граждан Украины, иностранцев и лиц без гражданства". И структуры МВД уже приступили к разработке нормативного акта, согласно которому украинцы должны будут регистрироваться при переезде или изменении места пребывания на территории страны.

Решением СНБО предписывается также "принять меры по исключению из расчетов на рынке электрической энергии предприятий, производящих электрическую энергию на временно неконтролируемой территории" (и эта позиция, кстати, противоречит минским договоренностям).

Далее — "государственной фискальной службе вместе с Госслужбой финансового мониторинга поручено безотлагательно принять действенные меры по выявлению и ликвидации каналов финансирования терроризма". (Этот пункт, также противоречащий духу и букве минских соглашений, направлен на отделение "прокаженных" ДНР и ЛНР от финансовой системы Украины).

Повторим, что нарастание в Киеве пораженческих настроений не делает режим менее опасным. Напротив, режим, обуреваемый паническими страхами, становится все более невменяемым, а значит недоговороспособным.

Невменяемость порождает спонтанность и алогичность поведения представителей режима. Они все меньше думают о судьбе страны и все больше — о личном спасении, что порождает усиление борьбы внутри правящих элит.

Отсюда — возрастание угрозы введения в стране военного положения и отстранения под этим соусом от власти как бы легитимных персонажей с последующей трансформацией прикрываемой демократической риторикой хунты в неприкрытый диктаторский режим.

Подобные коллизии неоднократно наблюдались в прошлом веке в некоторых странах Латинской Америки. И мы помним, что финал у разного рода военных хунт был один — их свержение в результате народных выступлений. И поскольку люди на Украине все чаще называют террористами не ополченцев, а киевское руководство, центральным пунктом решения СНБО стало поручение генеральному прокурору Украины "принять меры для признания Донецкой и Луганской народных республик террористическими организациями". (И это значит, что режим готовится начать серию терактов против населения, дабы выдавать их за диверсии "сепаратистов" и российских спецслужб. И первый звоночек уже прозвучал в Харькове в минувшее воскресенье).

Симптоматично, что в рассматриваемом нами документе нет ни слова, ни полслова о России, хотя в названии решения СНБО дважды звучит слово "российская". Получается, что российское участие в событиях на Украине — это всего-навсего гул летящего где-то далеко за облаками самолета (а может и не самолета вовсе), выдаваемый киевскими соратниками Саакашвили за неотвратимую и злонамеренную атаку российских "оккупантов".

Словом, налицо не только паника в высших эшелонах власти Киева, но и аберрация сознания лидеров нынешней Украины. Когда желаемое выдается за действительное, действительное — за несуществующее, а нежелательное — за результат кремлевской пропаганды.

Поделиться: